пятница, 12 октября 2012 г.

Письма из камеры смертников

Когда я работал над книгой, получившей название "Мемуары фрейлины императрицы...", одна из ее героинь, Татули Гвиниашвили, познакомила меня с письмами своего отца, Александра Масхарашвили.
Тамара (Татули) Гвиниашвили, правнучка баронессы Мейнедорф, дочь княжны Бабо Дадиани

Один из самых богатых людей Грузии, в 1918 году он женился на знаменитой красавице Тифлиса княжне Бабо Дадиани. Но уже через месяц Грузия потеряла независимость и молодой семье пришлось бежать в Турцию.
Однако за границей Александр и Бабо выдержали всего несколько месяцев и вернулись в родную Грузию. Которая теперь уже была Советской.
Глава семьи был несколько раз репрессирован, а члены его семьи дважды побывали в ссылке.
Находясь в тюрме, Александр неизменно писал жене.
Письма Александра (Алеши) Масхарашвили

Его письма опубликованы в книге "Мемуары фрейлины..." - они завершают Вторую часть, которая называется "Дневники княжны".
Эти послания, написанные убористым почерком на узких полосках бумаги, вряд ли кого оставят равнодушным.
Бабо Дадиани бережно хранила все письма мужа. Они были сложены в старый конверт, на котором Бабо написала: "Счастье, обращенное в пепел".
Самое сильное впечатление на меня произвело последнее письмо Александра, которое он отправил из камеры смертников.
«Моя душой и телом красивая, моя радость и гордость! В самый сложнейший и отчаянный момент, когда душа уже свыклась с мыслью о смерти и эту жизнь уже считаешь пройденной, даже тогда ты стояла перед моими глазами, как святой ангел и смягчала и облагораживала мерзкую  и грязную атмосферу, в которой я находился.
Никогда  не мог себе представить, что такое возможно. Так как я никогда не читал трагедию, которая своей глубиной могла бы стравниться с теми испытаниями и, наверное, никто до этого не изучал и не представлял те способы пыток, которые здесь употребляют.
Знай, моя гордость, что все способы пыток, которые есть у этой страшной машины, были испытаны на мне. Но всю горечь в сладость превращала мне ты.
Прошу - даже в эту минуту не сомневайся, даже тогда когда я в холодном страшном вонючем смраде сидел и ждал смерти. Если бы человек спросил меня, что ты предпочитаешь - чтобы ты никогда не возвращался в Грузию и и сидел на каком-нибудь острове в Таити, где всегда весна и красота и ты бы жил с огромным богатством и удобствами, я бы посчитал мои чувства оскорбленными. Так как я не испытал бы такого счастья и наслаждения, которое ты мне дала...
Надо жить, и жизнь в твердом теле и духе вновь залечит раны, нанесенные ею же. Надо хранить здоровье и честь, ибо все можно забыть, кроме сознания своего бесчестья. Нужно все переносить; страдать телом не беда, ибо страдание тела необходимо для здоровья души... Но мне тяжело, ужасно тяжело... Я страдаю и страдаю потому, что я слишком сильно тебя люблю...
Никому даже не хочу произносить твоего имени, ибо мне кажется, что делая это, я отдаю частицу от тебя. Я работаю, всем помогаю, как могу, проявляю хладнокровие.
Итак, мое счастье. 
Сегодня 18-ое мая, весь день я посвятил тебе. Я все время думал только о тебе, писал, беседовал, безумно ласкал. Я перебирал все моменты нашей жизни и только боготворил тебя за доставленное счастье, за бесконечное истинное счастье...
Ох, маленькая, как я тебя люблю! Если бы ты знала, как тебя уважаю, как тебя ценю, как хочу дожить до того момента, когда я буду о тебе заботиться, ласкать и целовать с любовью.
Я хочу дать тебе почувствовать, как ты это заслуживаешь! Несмотря на то, что эта жизнь несправедлива, доброта и чистота не всегда вознаграждаются мучениями. После темной ночи всегда наступает светлое утро. А после холодной зимы идет теплая и красивая весна..."


P. S.

Через несколько дней после того, как письмо достигло адресата, Александр Масхарашвили был расстрелян.
Его жена, Бабо Дадиани, пережила Александра почти на шестьдесят лет. Но до последнего дня хотела говорить только о своем Алеше, как она называла мужа.
В свое время княжна даже отказалась сниматься в кино. Только потому, что, согласно сценарию, ее героине предстояло произнести фразу: "Я уезжаю. Почему? Выхожу замуж".
Сказать это даже перед камерой Бабо Дадиани не могла....

История любви Бабо Дадиани и Александра Масхарашвили, а также судьба ее предков, владетелей Абхазии светлейших князей Шарвашидзе, и жизнь детей - на страницах книги "Мемуары фрейлины императрицы. Царская Семья, Сталин, Берия, Черчилль и другие в семейных дневниках трех поколений".
Хотя вторым названием книги могло бы быть "Тифлисская сага", ибо всех героев объединил именно этот город, красивый и неповторимый.
Фрейлины императрицы, тифлисские княгини и княжны, легенды грузинского кино, любовные истории и человеческие драмы...

Комментариев нет:

Отправить комментарий