четверг, 10 марта 2011 г.

Марина ЛАДЫНИНА.Последняя легенда



ИХ у нас было две — Любовь Орлова и Марина Ладынина. Главные советские кинозвезды. Их, таких разных, в чем-то неизбежно сравнивали, им подражали, их любили.
«Я предпочла бы, чтобы меня снимал Александров, — мечтательно вздохнула Ладынина, всю жизнь снимавшаяся только в фильмах своего мужа Ивана Пырьева. — Потому что у него было большое внимание к крупному плану, гриму, прическе. А какая женщина не хотела бы этого? А меня снимали: у меня и волосы не всегда показывали, у меня был платок на голове, у меня была куртка без плечей, сапоги без каблуков. Я играла процессы сельского хозяйства. Любови Петровне я могла позавидовать».

НО это Марина Алекссевна кокетничала. Потому что слава у обеих кинозвезд была громаднейшей. Если за Орловой страна повторяла «Широка страна моя родная», то за Ладыниной — «Каким ты был, таким остался» и «Друга я никогда не забуду, если с ним повстречался в Москве». Если Орлова училась у Владимира Немировича-Данченко, то Ладыниной восхищался сам Станиславский.
Орловой не стало более четверти века назад. А Ладынина, хоть и ушла из кино в 1954 году, периодически выходила на сцену Театра-студии киноактера и давала творческие вечера. Впрочем, последние лет двадцать Марина Алексеевна жила почти затворницей, появившись на публике лишь в 1992 году, когда в Доме кино ей вручили премию «Ника» в номинации «За честь и достоинство».
10 марта 2003-го ее не стало. Перечислять все регалии безумно популярной женщины (народная артистка СССР, пять раз лауреат Сталинской премии, лауреат Государственной премии и т.д. и т.п.) бессмысленно. И места много займет, и поколению молодому все равно об актрисе ничего не скажет. А вот для зрителей со стажем только одно название фильма с участием Ладыниной — «Свинарка и пастух» (режиссер Иван Пырьев) вызовет улыбку, восторг и восхищение. И одновременно чувство грусти. Оттого, что исполнительницы главной роли больше нет…

В 1946 году в «Правде» появилось «Постановление ЦК ВКП(б) о кинофильме «Большая жизнь». Фильм поносили почем свет стоит. Как водится, актеры и режиссер картины попали в опалу. Досталось и знаменитому Ивану Пырьеву, не имевшему к картине никакого отношения. Немилость властей он вызвал тем, что поместил на обложку возглавляемого им журнала «Искусство кино» фотографию со съемок «Большой жизни». Первым делом Пырьева сняли с поста главного редактора. А затем… Затем в его квартире раздался телефонный звонок. Трубку взяла Марина Ладынина. «Нет, товарищ Пырьев не может подойти к телефону. Что ему передать? ЧТО?! Одну минуту, он сейчас сам ответит». Оказалось, Пырьева вызывали в Кремль. На встречу со Сталиным.
Несмотря на то что вождь всех времен и народов знал и любил фильмы Пырьева, успевшего к тому времени снять и «Трактористов», и «Богатую невесту» (с Мариной Ладыниной в главных ролях), личной встречи со Сталиным режиссер не удостаивался.
Во время разговора с деятелями кино Сталин иногда останавливался и внимательно разглядывал сидящих перед ним. Затем подошел к Молотову и тихо спросил: «Который из них «Трактористы»?»
Много лет спустя сам Иван Пырьев вспоминал об этой встрече с усмешкой: «Когда Молотов указал взглядом на меня, Сталин подошел и стал рассматривать меня, как какую-нибудь картину или скульптуру. Мне стало жутковато. Тогда я тоже стал смотреть на него. Он каким-то голубеньким был. Как голубеньким? Седенький, лицо в синих прожилках, мундирчик из голубого генеральского сукна».

Судя по всему, приглашение в Кремль означало прощение. Режиссеру разрешили вновь снимать кино. И Пырьев снял один из своих самых главных фильмов — комедию «Кубанские казаки». Сам режиссер получил за нее очередную Сталинскую премию. А Марина Ладынина, традиционно исполнявшая в фильмах мужа главные роли, еще и звание народной артистки СССР.
Как и Любовь Орлова, снимавшаяся только у Григория Александрова, Ладынина работала исключительно с Иваном Пырьевым. Однако две семейные кинопары сильно раздражали окружающих. И в 1953 году председатель Госкино подписал приказ, согласно которому режиссерам запрещалось снимать своих жен.
Пырьев на тот момент как раз задумывался об очередной картине — «Испытание верности». Кандидатура актрисы на главную роль, как всегда, не обсуждалась. Подчиняясь приказу, Пырьев устроил фотопробы. И, собрав фото всех претенденток на главную роль, отнес их к начальству. С вопросом: «Они что, лучше Ладыниной?» В результате в фильме снималась Марина Алексеевна.
Картина «Испытание верности» стала ее последней работой у Пырьева. На одной из съемок режиссер встретил молоденькую актрису и вскоре стал ее мужем. А Ладынина прекратила свою кинокарьеру, перейдя в штат Театра-студии киноактера, где играла в спектаклях и ездила по стране с выступлениями.

За затворнический образ жизни актрису часто сравнивали с Гретой Гарбо и Марлен Дитрих. Ладынина категорически отказывалась фотографироваться и давать интервью. Когда одному из журналистов лет десять назад удалось-таки разговорить Марину Алексеевну, она попросила его не публиковать интервью. «Если это будет напечатано, я умру»,— сказала она. Интервью, под которое в одной довольно известной газете было отведено целых две полосы, не напечатали…
Прямая речь
— Как я узнала позже, Станиславский писал своей сестре: «Как там Ладынина? В ней я вижу будущее МХАТа». Но жизнь распорядилась иначе. В середине 30-х в Москве закрыли театры- Корша, Мейерхольда, 2-ю студию МХАТа. Многие актеры, талантливые и знаменитые, перешли в Художественный театр. Там начались свои бои, образовывались свои группировки. Станиславский говорил мне: «Этот театр уже не мой».
- Я подписала договор на главные роли с режиссером Юрием Завадским, который организовывал новую студию и должен был уехать с ней в Ростов. Но именно в тот день, на который был назначен отъезд, меня вызвали на Лубянку. Возникли проблемы с НКВД, и мне было сказано, что ни во МХАТе, ни у Завадского работать не буду. Студия уехала без меня. Я была совершенно без работы и без денег. Чтобы было на что жить, брала у знакомых постирать, ставила с домработницами спектакли. В это время и встретила Пырьева. Мы случайно встретились у общих друзей. В первый же вечер, провожая меня домой, Пырьев сказал, что любит меня и хочет, чтобы я стала его женой. И не оставил в покое до  тех пор, пока не привез в Киев на съемки «Богатой невесты».
— Из Театра киноактера меня уволили… В начале 90-х в театр с благословения наших парткомовцев пришло новое руководство, которое уволило меня по 33-й статье (за прогул без уважительной причины). Но это уже тема для другого разговора…

— Я думаю, что зрители меня полюбили за мою любовь к ним. Я не считала свою личность настолько выдающейся, чтобы всерьез думать, скажем, о написании книги. Не считаю популярность мерилом чего-то настоящего. С тех пор как меня однажды чуть не раздавила толпа, я массовые комплименты не ставлю ни во что. У меня никогда от этого не кружилась голова, я оставалась трезвой.
— Что меня спасало в жизни? Прежде всего мое чувство юмора. Когда мне бывало особенно трудно, я говорила себе: «А-а, ты думала, что с тобой этого произойти не может?» Даже в самые тяжелые периоды моей жизни не приходила в отчаяние. Раньше в ходу был такой афоризм: «Хуже, кажется, быть нельзя, а глядишь — назавтра хуже».

2003 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий