суббота, 30 апреля 2011 г.

Татьяна САМОЙЛОВА. Третья жизнь


9 МАЯ 1945 года в семье Самойловых отмечали сразу три праздника. Первый тост за накрытым столом в квартире, данной народному артисту Евгению Самойлову в престижнейшем доме на улице Щусева лично по распоряжению Сталина, был поднят, как и положено, за самое святое — День Победы. Второй тост — за очередную роль, которую Евгений Валерианович, ставший кумиром публики после выхода фильмов «Сердца четырех» и «В шесть часов вечера после войны», готовился сыграть. Ну а третий — за любимую доченьку Танечку, которой аккурат накануне исполнилось 11 лет. «Я желаю, дочь, чтобы в твоей жизни сбылось самое-самое заветное желание, — поднимая бокал, сказал отец. — Подрастешь — загадаешь». «А я уже загадала, — ответила Татьяна. — Я хочу, как и ты, сняться в кино, а потом идти по улице и со всеми здороваться»


Жизнь первая
ТАТЬЯНА Самойлова с легкостью поступила в Щукинское театральное училище. Однако прежде знакомства со сценой она познакомилась со своим будущим мужем. Василий Лановой был самым красивым студентом Щуки. «Лановой подошел ко мне и спросил: «Кто ты?» — вспоминает Самойлова. — Я почему-то ответила: «Я — дочь папы и мамы». И началась взаимная нежная, вдумчивая любовь Тани Самойловой и Васи Ланового».
Однако красивая история продлилась всего шесть лет. Супруги рано стали знаменитыми — Лановой после "Павла Корчагина" много ездил по миру, а Самойлова, снявшись в легендарном фильме «Летят журавли», тяжело заболела.
«В 1957 году, сразу после съемок в «Летят журавли», — говорит Татьяна Евгеньевна, — мне сделали операцию на легком и повредили плевру. Села я в свои 23 года на уколы пенициллина и побоялась, что окажусь инвалидом. Сказала Васе, что мне больше ничего не хочется. Я болела. И он ушел. Когда это произошло, мы оба так рыдали… Было очень обидно».
Фильм «Летят журавли» на какое-то время сделал Татьяну Самойлову мегазвездой, как сказали бы сегодня. Хотя поначалу картина категорически не понравилась Хрущеву, тогдашнему правителю одной шестой суши. Никита Сергеевич, посмотрев фильм на даче, даже обозвал главную героиню шлюхой. Сегодня Самойлова вспоминает об этом с горькой улыбкой: «В «Советской культуре» меня ругали за неэстетичность, распущенные волосы. За то, что босые ноги якобы несовместимы с образом комсомолки. Но она ведь обыкновенная девушка. Просто была война, а у войны страшное лицо».
То, что «Летят журавли» по сей день является единственным нашим фильмом, получившим в Каннах «Золотую пальмовую ветвь», давно стало историческим фактом. Там же, в Каннах, Самойловой предложили сыграть во французском фильме "Анна Каренина", где ее партнером должен был быть сам Жерар Филип. Актриса, разумеется, согласилась. Однако у руководителя советской делегации было совсем иное мнение — ей категорически запретили вести какие бы то ни было переговоры с западными кинематографистами.
«Тогда наш оператор Сергей Урусевский, — рассказывает Самойлова, — прямо сказал мне: «Если хочешь — оставайся». Но куда там! Работники нашего посольства во Франции не отпускали меня ни на шаг, даже к Пабло Пикассо не позволили съездить. Они обыскивали мои чемоданы, прямо при мне разрывали их, перебирали одежду — проверяли, не собралась ли я остаться. А ведь тогда у меня могла бы сложиться совсем другая судьба…»
                                                                                     Вторая жизнь
ВПРОЧЕМ, поработать с зарубежными коллегами актрисе все же удалось. В 1961 году она сыграла главную роль в венгерском фильме «Альба-Регия», получив за работу «самые большие деньги» в ее жизни. Самойлова рассказывает, что вернулась в Москву с роскошным гардеробом, приобретя на гонорар еще и неведомый по тем временам для советских граждан автомобиль «Опель».
«Это были счастливейшие дни в моей жизни, — говорит актриса. — Не только творческой, но и личной. После расставания с Васей у меня было много поклонников, почему-то особенно много среди иностранцев. Все приезжали ко мне домой с корзинами персиков, огромными букетами. Но я никому не верила, всем отказывала. А потом встретила писателя Валерия Осипова и снова начала дышать. Как красиво он за мной ухаживал! Буквально бомбил телеграммами. «Я дарю тебе Сибирь!», «Я дарю тебе подснежники!», «Ты моя дорогая-единственная!». Я получала в день по три-четыре телеграммы. И стихи он мне посвящал. Валера умел ухаживать и к тому же был богат».
Спустя 10 лет после выхода фильма «Летят журавли» Самойлова снимается в еще одной легендарной ленте — «Анне Карениной». «Я была настолько влюблена в Анну, — рассказывает Татьяна Евгеньевна, — так самозабвенно взялась за роль, что режиссер картины Александр Зархи счел нужным сказать: «Вы снимаетесь по моему сценарию, а не по сценарию Льва Николаевича».
После выхода фильма на экран о Самойловой вновь заговорили. Могла ли она предполагать, что и эта счастливая полоса ее жизни вскоре закончится? Она рассталась с Осиповым, встретила молодого человека, циркового администратора Эдуарда Мошковича, вышла за него замуж. «Это была случайная связь, которая меня увлекла, — скажет она позже. — Но Эдик оказался дурацким мужиком. Он хотел, чтобы я не только вела хозяйство, но и обеспечивала семью деньгами. Конечно же, мы расстались».
Правда, Самойлова осталась не одна — у нее подрастал сын. «Моему другу было 29 лет, он был на 15 лет моложе меня, — вспоминает она. — Но я ему сказала: «Я буду рожать». Это была не любовь, просто мне захотелось ребенка. А потом сын женился и уехал в Америку. Мне было очень грустно. Одиночество — это страшно. А он позвонил и сказал, что это навсегда. Как же я мечтаю его увидеть. Но у меня нет денег на билет. А он не приезжает».

                                                                                  Третья жизнь
БОЛЬШЕ Самойлову в кино не снимают. Какое-то время ей пришлось провести в клинике — традиционный актерский недуг не обошел ее стороной. Года четыре назад вышел какой-то боевик, в котором она сыграла роль матери сыновей-преступников. Но фильм получился таким пустым, что и сама актриса о нем предпочитает не вспоминать. После двух блистательных ролей Самойлова оказалась никому не нужна. Двухкомнатная квартирка неподалеку от Дома кино и мечты увидеть сына — вот и все, что осталось у некогда знаменитой и обожаемой женщины. «Так сложилась моя жизнь, что звездой я была недолго, — размышляет Татьяна Евгеньевна. — Снялась в 20 фильмах. А потом как-то неожиданно для самой себя поняла, что все прошло мимо…»
Сегодня в женщине, прогуливающейся вокруг своего дома в старом пальто и разношенных кроссовках, трудно узнать блистательную Веронику из «Летят журавли» и обворожительную Анну Каренину. Слава и благополучие остались в прошлом, в настоящем — безденежье, одиночество, болезни. Впрочем, сама Самойлова старается не опускать руки. «Что ж сделаешь, если такова жизнь? Меня ведь иногда узнают. И знаете, как целуют? Безумно! Особенно старушки. Я подкармливаю их — приношу булки, помидоры. Они благодарят, плачут. И я вместе с ними».

1 комментарий:

  1. И стОило ли завидовать киноартистам, которые, спустя 20-25 лет, один за одним умирают в нищете и одиночестве, никому не нужные и забытые даже собственными детьми? Выбирая славу, никто не хочет себе такого конца, но никто и не хочет помнить, что за все надо платить. Жалко, конечно, актрису, вся награда которой - совместный старушечий плач, но ее судьба так похода на многие другие судьбы прославленных некогда артистов, что поневоле задумаешься - а может быть, это по справедливости?

    ОтветитьУдалить