среда, 2 ноября 2011 г.

Пласидо ДОМИНГО: "Я - скромный студент своего голоса"



— ГОСПОДИН Доминго, в начале этого года вы отметили свой 60-летний юбилей со дня рождения и 40-летний юбилей со времени первого крупного оперного дебюта. Вы уже задумываетесь о том времени, когда придется уйти со сцены?
— Разумеется, я понимаю, что петь бесконечно мне не удастся. Поэтому я взял на себя ответственность руководить в качестве художественного директора Washington Opera и Los Angeles Opera. Правда, недооценил одну небольшую вещь. При принятии решения стать художественным руководителем я исходил из того, что не смогу больше петь. Но поскольку я еще способен выступать, то оставить свою карьеру просто не смогу.
«Я молод душой и телом»
60 лет — это много?
— Я не боюсь своих лет. Когда годы проходят, вы становитесь более молодыми. Ведь вы накопили молодость! Так что я чувствую себя молодым и душой, и телом.
Мне повезло, что я вырос в театре. Когда был совсем молодым, то видел, как мои родители давали по три представления в субботу и еще два на неделе. На следующий день после выступления была обязательная репетиция. Их пример воспитывал. Позже, когда я приехал в Израиль как молодой исполнитель, с моей женой Мартой мы выступали в десяти-двенадцати спектаклях ежемесячно. 
И потом, когда началась моя международная карьера, я знал, как и что надо делать, чтобы не навредить себе. И думаю, результат — налицо. Если бы я злоупотреблял голосом, меня бы просто уже не было.
Вместе с Лучано Паваротти и Хосе Каррерасом вам удалось сделать классическую оперу коммерчески выгодным предприятием. Как реагируете на возмущения критики, которая назвала ваши выступления «низкопробной базарной грязью»?
— Конечно, то, что делаем мы, — это не опера! Это и не претендует на нее. Мы поем некоторые арии из опер, поем некоторые песни. Поэтому на представления и приходит так много народу. Если бы это была исключительно опера, наверняка так много публики мы бы не собрали.
Необычный концерт
ВЫ часто вспоминаете необычный концерт, состоявшийся 40 лет назад на сцене оперного театра Тель-Авива, когда вас слушали всего два человека — ваша жена и близкий друг?
— Да, было такое. И достичь того, что я имею сегодня, стоило мне большого-большого труда. Хотя я вовсе не считаю, что добился чего-то особенного. Я скромный студент своего собственного голоса.
— Потрясающего голоса…
— Когда меня спрашивают, как я сам характеризую свой голос, я привожу такой пример. Допустим, вам нужно построить здание в 12 этажей. Но у вас денег хватает только на шесть этажей. Значит, вы строите шесть. Затем находите деньги и строите седьмой. И так продолжается, пока стройка не завершена.
Значит, вся ваша жизнь посвящена только «строительству» голоса?
— Меня интересуют многие вещи, спорт, политика. Но мои сосредоточенность на работе и дисциплина абсолютны.
А по отношению к людям вы так же строги, как к себе?
- Самое ужасное для меня — это с кем-нибудь ссориться. Не люблю конфликтовать. И когда меня кто-то не любит, мне не нравится. Поэтому я делаю все возможное, чтобы улаживать конфликты. 
Вообще, я не знаю, как обернется жизнь. Но сегодня я очень счастлив.

Июль 2001 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий