четверг, 17 января 2013 г.

Константин Станиславский. Далекий и близкий

Основателю Художественного театра сегодня исполнилось 150 лет.  Но при этом не так уж Станиславский от нас и далек.
Мне посчастливилось познакомиться с двумя московскими старушками и услышать истории о Константине Сергеевиче, что называется, из первых рук.
Актриса Художественного театра Кира Головко видела самого КС. Она припомнила забавную историю, которую ей рассказали в театре еще при жизни Константина Сергеевича. Однажды Станиславский позвонил в Кремль и произнес в трубку: "Здравствуйте, товарищ Сталин. Простите, никак не могу запомнить вашего отчества".
После того, как Станиславского не стало, Кира Головко дружила с его вдовой. Кира Николаевна рассказывала мне, как бывала в двухэтажной квартире Станиславского в Брюсовом переулке. 
Вдова Станиславского в конце жизни стала инвалидом, у нее ампутировали ногу. Она передвигалась на костылях и очень мучалась. Но, по воспоминанию Киры Головко, эту боль Лилина считала очищающей. Одно время она была увлечена Качаловым и считала, что мучения в конце жизни посланы ей для того, чтобы она очистилась. "Я приду к Косте очищенной", - говорила Лилина молодой актрисе.
Другая моя собеседница, Вера Прохорова, была близкой подругой художника Роберта Фалька, зятя Станиславского. 
Ее рассказ о КС есть в нашей книге "Четыре друга на фоне столетия. Рихтер, Пастернак, Булгаков, Нагибин и их жены".

"Фальк рассказывал мне о своей жизни, о годах, проведенных в Париже. Он же с 1928 до 1937 года прожил во Франции.
Когда вернулся, его хотели арестовать. Спас Константин Станиславский, его бывший тесть.
Кира Константиновна Алексеева, дочь Станиславского, была второй женой Фалька. Через которого, как он говорил, мы находились с ним в родстве. Ведь Алексеевы (а именно эта фамилия была у Станиславского, взявшего себе псевдоним, чтобы избежать гнева родителя-купца) были родственниками Прохоровых.
Фальк обожал Станиславского. И в шутку говорил, что женился на Кире из-за любви к ее отцу. Константин Сергеевич тоже очень любил своего зятя. А вот супруга Станиславского Мария Петровна Лилина относилась к Фальку весьма прохладно.
Роберт Рафаилович рассказывал об одном эпизоде, который иллюстрировал взаимоотношения внутри семейства.
На одном из ужинов в доме Станиславского было много гостей. Фальк сидел за столом рядом с Константином Сергеевичем и напротив Марии Петровны. Так получилось, что, задумавшись о чем-то, Роберт Рафаилович локтем задел бокал с красным вином, стоявшим перед ним, и опрокинул его на белоснежную скатерть.
Все сделали вид, что ничего не заметили. Официанты мгновенно сменили скатерть, а перед Фальком поставили новый бокал. Но и его постигла та же участь. Буквально через пять минут художник снова опрокинул посуду.
На сей раз Станиславский улыбнулся неловкости зятя, а Лилина одарила его строгим взглядом. А официанты снова постелили чистую скатерть и снова поставили новый бокал. Но прошло всего несколько мгновений, как Фальк, потянувшись к какому-то блюду, вновь опрокинул бокал с вином. Станиславский уже не мог сдержаться от хохота, а лицо Лилиной от негодования пошло красными пятнами.
Фальк, который был человеком абсолютно лишенным какой бы то ни было практичности, в конце концов ушел из семьи Станиславского. Но не из-за своей неловкости за столом, разумеется.
А отношения с Константином Сергеевичем, бывшим, напротив, несмотря на всю свою безусловную гениальность, весьма земным человеком, у него сохранились до самой смерти Станиславского…"

Комментариев нет:

Отправить комментарий