понедельник, 18 марта 2013 г.

О Нико Пиросмани. Интервью журналу "Огонек".

http://kommersant.ru/doc/2127447?fb_action_ids=444438575626087&fb_action_types=og.recommends&fb_source=other_multiline&action_object_map=%7B%22444438575626087%22%3A118553088327260%7D&action_type_map=%7B%22444438575626087%22%3A%22og.recommends%22%7D&action_ref_map=%5B%5D

"Пиросмани знал себе цену"
Прямая речь

О тех, кто открывал и сохранял Пиросмани в России

О Пиросмани мы по-прежнему знаем далеко не все. Игорь Оболенский, журналист, исследователь и литератор, говорит, что влюбился не только в Пиросмани, но и в тех, кто его открыл — братьев Зданевичей. Сейчас Оболенский готовит об этом книгу.
— Почему вы решили писать о Пиросмани? О нем ведь уже столько написано.
— Это верно. Но я не занимался повторением уже известных фактов. Книга "Украсть Пиросмани" — это портрет Грузии, портрет России, а также судьба картин и своеобразный путеводитель по времени. Потому что сам Тифлис 10-20-х годов XX века был уникальным явлением.
С этой точки зрения история братьев Зданевичей очень важна. Если бы не они, Пиросмани мог бы остаться никому не известным художником. Он ведь и умер практически в одиночестве — до сих пор неизвестно, где его могила. Да что там, мы даже не знаем точной даты его рождения. Такой вот гений-загадка.
Зданевичи — 20-летний художник Кирилл и 18-летний литератор Илья — в 1912 году приехали из Петербурга в Тифлис на каникулы к родителям. С "первооткрывателями" Пиросмани повезло — будущие теоретики русского авангарда и создатели концепции "всечества" даже за обедом в духане сумели разглядеть настоящее искусство. Так началась история "великих клеенок", в которой имя случаю — судьба.
Пиросмани был, в принципе, художником-оформителем, он делал вывески, разрисовывал фонари и печные трубы. Но очень хорошо знал себе цену. Как-то он заявил опоздавшему Илье Зданевичу, когда писал его портрет: "Мой талант устал ждать".
— Где вы брали материал для книги?
— Практически из первых уст. Мне посчастливилось познакомиться с дочерями Кирилла Зданевича — Валентиной и Мирель, которым отец рассказал много интересных историй. О том, как встречался с Пиросмани, как устраивал вместе с братом однодневную выставку у себя дома и как выслушивал насмешки всего города. И о том, что произошло с картинами Пиросмани потом, после смерти братьев. Там ведь была настоящая детективная история. Они также передали мне уникальные, неопубликованные рукописи отца.
Мирель Кирилловна прожила 85 лет, ее не стало в прошлом году. Она рассказывала, что тифлисская квартира Зданевичей в Кирпичном переулке была завалена картинами — Пиросмани висел в комнатах, в коридорах, даже в ванной. Константин Паустовский описывает, как во время путешествия по Тифлису он однажды проснулся в доме у Зданевичей и его испугал, а потом восхитил пристальный взгляд жирафа с картины "Пиросмана".
— Как случилось, что Зданевичи передали всю свою огромную коллекцию в музей?
— Не всю, а большую ее часть. Это сделал Кирилл Зданевич, который остался в Грузии. После прихода к власти большевиков Илья уехал в Париж, был директором фабрики Коко Шанель, дружил с Пабло Пикассо. А Кирилл остался в СССР, жил в Тифлисе с родителями, потом в Москве, был репрессирован. Он, собственно, и передал большинство картин в дар государству.
Между братьями из-за этого даже был конфликт. В 30-х годах, когда еще доходили письма из-за границы, Илья часто писал матери, ссорился с братом — он не мог понять, как можно было подарить государству все картины, купленные зачастую на последние деньги.
Но Кирилл понимал, что если он не подарит Пиросмани, картины все равно отберут. Отдав почти всю коллекцию, он сумел оставить часть картин семье.
И все же в 50-х годах в Москве Кирилла арестовали — у него обнаружили бутылку виски. Пьет виски, значит, шпион. На самом деле к Зданевичу приходил англичанин — смотреть Пиросмани. В итоге он шесть лет провел в заключении по "политической" 58-й статье. Лагерь пережил стойко, писал друзьям: "Все хорошо. Пайка и баланда не хуже хлеба-шоти и бастурмы, если зона окружает тебя, как духан "Не уезжай, голубчик мой!"".
Чтобы как-то выживать без Кирилла, его жена продала одну из самых знаменитых клеенок "Арсенальная гора ночью". В итоге работа оказалась у Лили Брик, а потом — в частной коллекции в Ницце. В 2007 году ее продали на аукционе Sotheby's в Нью-Йорке за 1 832 000 долларов.
Кирилл Зданевич присутствовал при рождении знаменитой "Актрисы Маргариты". Потом он поведал эту историю Паустовскому — так родилась повесть о любви живописца к заезжей кафешантанной певице. Потом этой историей заинтересовался поэт Андрей Вознесенский, Раймонд Паулс написал музыку — так возник шлягер "Миллион алых роз".
— Так эта история все-таки произошла на самом деле? 
— Трудно сказать, встречался ли Пиросмани с актрисой лично. Но Маргарита существовала. В 1969 году "Маргариту" повезли в Париж, в Лувр. Здесь и произошла встреча "Актрисы" с настоящей Маргаритой де Севр. Уже в возрасте, но не потерявшая элегантности Маргарита часто заходила на выставку, молча стояла перед "Актрисой", а потом все же призналась, что это — она, разрешила себя сфотографировать, поцеловала картину и не забыла кокетливо добавить, что в молодости "была красивее, чем на портрете".
Эту историю Мирель Зданевич услышала в Париже от дяди Ильи. Кстати, Илью Зданевича на выставку не пригласили — испугались, что он потребует вернуть картины. Но он все-таки пришел в Лувр, ходил по залу, показывал на картины и перечислял: "Это моя, это моя и это моя". Но никакого скандала он конечно же устраивать не стал.
Выставка имела огромный успех. Ее открывал министр культуры Франции, французская пресса сравнивала гениального самоучку с Джотто. А ведь то же самое: "Вы — грузинский Джотто!" — говорил Никале друг Зданевичей, русский художник-авангардист Михаил Ледантю.
Илья Зданевич столько рассказывал о Пиросмани, что в художника "влюбился" и нарисовал портрет сам Пикассо. Так что Зданевичи выполнили свою миссию — рассказали о Пиросмани всему миру.
Беседовала Ия Баратели

Комментариев нет:

Отправить комментарий