среда, 25 мая 2011 г.

"Тройка" Василия Перова: история шедевра



Одним из сокровищ Третьяковской галереи является картина Василия Перова «Тройка». Работа принесла художнику звание академика, всенародную славу и неожиданную встречу…

САМА жизнь Перова с самого начала складывалась непросто. Несмотря на то что отцом будущего художника был человек именитый — прокурор Тобольска барон Григорий Карлович Криденер, — носить громкую фамилию Василий не имел права. Он появился на свет за несколько месяцев до того, как его мать стала официальной женой барона. При крещении мальчику дали фамилию его крёстного, и он стал Васильевым.
Перовым же его прозвал дьяк, у которого маленький Вася брал первые уроки грамоты. Вместе с ним учился азбуке ещё один мальчик — сын небогатого крестьянина, тоже Василий. Во время одного из занятий учитель рассердился на крестьянского сына. «Какой же ты неаккуратный и ленивый! — закричал он. — Тебе бы только на печи сидеть и ногами болтать. Так и останешься навсегда Васькой Болтовым. Нет чтобы брать пример со своего приятеля. Вон как тёзка твой буквы красиво выводит, точно родился с пером в руке. А посему его я буду звать Перовым».
Мать мечтала, чтобы мальчик стал, как и отец, деловым человеком. А все помыслы Василия были только о рисовании. Художником он решил стать вопреки воле матери. И благодаря… страсти отца к собакам. Барон, вышедший к тому времени в отставку и перебравшийся с семьёй в Самарскую губернию, держал солидную псарню. В отцовском кабинете на самом видном месте висел портрет родителя, на котором тот был изображён с любимым псом. Когда четвероногий любимец издох, Григорий Карлович выписал из города художника, которому поручил прямо на портрете зарисовать умершую собаку и изобразить на её месте новую.
Маленький Василий стал свидетелем, как под кистью приезжего живописца вначале исчезла знакомая Жучка, а на её месте появился Полкан, как две капли воды похожий на папенькиного добермана. На следующее утро, провожая чудо-художника, Вася упросил оставить ему кисти и краски. И уже через неделю в доме Криденеров не было ни одной стены, на которой бы мальчик не оставил своего рисунка. Маменька гневалась, а отец, наоборот, поощрял увлечение сына. И в один из дней решил отправить его в соседний Арзамас учиться живописи.
Но в школе Василий задержался недолго. Причиной стало слово, данное им матери, вести себя прилично и не принимать участия в студенческих пирушках и развлечениях. Одноклассников Перова обижало его равнодушие к их утехам, и они всячески подтрунивали над «маменькиным сынком». В конце концов терпению юноши пришёл конец и он запустил в обидчика тарелкой с горячей кашей. В тот же день Перова исключили из школы живописи. Домой — а до имения, где служил отец, было почти 40 вёрст — ему пришлось добираться пешком.
По счастливому стечению обстоятельств в гостях у родителей Василий застал племянника матери, который, взглянув на работы родственника, посоветовал ему ехать в Москву, в Училище живописи, ваяния и зодчества. Талантливый молодой человек был немедленно зачислен в число слушателей…
О работах самородка вскоре заговорили. Известность к нему пришла, как и всё в его жизни, тернистой дорогой. Картина «Сельский крестный ход на Пасхе» была выставлена на академической выставке в Петербурге — и скандал не заставил себя ждать. Властей возмутило, как Перов изобразил подвыпивших священнослужителей (на этой же выставке демонстрировалась и ещё одна картина художника — «Чаепитие в Мытищах»). Художником заинтересовалась полиция. От руководства академии потребовали немедленно изъять картину с выставки. А у коллекционера Павла Третьякова, успевшего приобрести работу, взяли подписку о том, что он не станет публично показывать творение Перова.

Имя молодого художника было у всех на устах, Василий Григорьевич стал настоящей знаменитостью. «Перов — это Гоголь и Достоевский в живописи», — писали о нём критики. На парижской выставке, состоявшейся вскоре после петербургского скандала, он был самым ожидаемым гостем.
Академией живописи Василий Перов был на три года послан за границу. Несмотря на то что все расходы брала на себя казна, зарубежный вояж не доставил художнику удовольствия. На имя академии Перов прислал письмо, в котором просил разрешения вернуться в Россию. Желание художника выглядело довольно вызывающе — многие коллеги мечтали бы оказаться на его месте. Но высочайшее согласие было получено, и Перов приехал домой…
В 1866 году он создал одну из своих самых знаменитых картин — «Тройка». Перов долго не мог найти натурщиков, с которых мог бы написать образы детей, тянущих за собой обледенелую бочку с водой. Пока случайно не встретил в уличной толпе крестьянку с сыном, возвращавшихся с богомолья. В мальчике Перов тут же увидел будущего героя своей картины. Женщина поначалу не соглашалась позволить сыну позировать художнику. «Он у меня единственный кормилец, — говорила она. — А ну как после этого на него найдёт порча и он умрёт?» Среди крестьян в то время бытовало мнение, что изображённого на рисунке человека обязательно постигнет какое-нибудь несчастье. Но после долгих уговоров Василий Григорьевич всё-таки убедил её, и картина была закончена.
«Тройку» тут же купил Третьяков и повесил в своей галерее. А вскоре к Перову пришла та самая женщина и со слезами на глазах поведала, что её сын через два года, после того как позировал художнику, заболел оспой и умер. «Возьмите всё, что у меня есть, но продайте мне ту картину. Пусть хоть так сынок вернётся ко мне», — просила она Перова. Узнав о том, что «Тройка» теперь принадлежит другому человеку, женщина стала умолять назвать адрес нового хозяина картины. «Да здесь нет никакого секрета, — ответил Перов. — «Тройка» выставлена в галерее господина Третьякова. Давайте я вас провожу».

О том, что произошло далее, Василий Григорьевич написал в письме другу. «Приблизившись к картине, она остановилась, посмотрела на неё и, всплеснув руками, как-то неестественно вскрикнула: «Батюшка ты мой! Родной ты мой, вот и зубик-то твой выбитый!» — и с этими словами, как трава, подрезанная взмахом косца, повалилась на пол.
Предупредив человека, чтобы он оставил в покое старушку, я пошёл наверх к хозяину и, пробывши там около часу, вернулся вниз посмотреть, что там происходит… Старушка стояла на коленях и  молилась на картину. Она молилась горячо и сосредоточенно на изображение её дорогого и незабвенного сына».
Став свидетелем подобного зрелища, Перов пригласил женщину в свою мастерскую и специально для неё написал портрет её мальчика, который она потом повесила среди икон…


Комментариев нет:

Отправить комментарий