среда, 25 мая 2011 г.

Возвращение Надежды


В 1926 г., из Ленинграда точно по расписанию отправлялся поезд. Обычный пассажирский состав. Единственное отличие которого заключалось в трех необычных пассажирах, расположившихся в отдельном купе.
-ПРОХОДИТЕ, граждане, проходите,— отчего-то полушепотом встречала пассажиров проводница. — Пятое, шестое и седьмое купе не занимать. У вас билеты в седьмое? Не переживайте, без места не останетесь. Нет, в седьмое нельзя. Почему, почему… Спецпассажиры в шестом едут, а в соседних — охрана.
Кого строгая проводница называла «спецпассажирами», отъезжающим было неясно. Не эту же молодую женщину с двумя маленькими детьми, рассуждали между собой соседи по вагону. Они не знали, что молодой женщиной была Надежда Аллилуева, жена генерального секретаря ЦК партии. А пятилетний мальчик и полугодовалая девочка — его родными детьми.
Впрочем, отдельное купе и охрана были непривычны и для самой Надежды Сергеевны. До этого она пользовалась общественным транспортом точно так же, как все рядовые советские граждане. Ездила на учебу в Промышленную академию, где занималась на факультете искусственного волокна, на трамвае, троллейбусе или такси. В одном из писем мужу она писала: «Здравствуй Иосиф (орфография сохранена. — Авт.). Как мои дела с Промакадемией, ты спрашиваешь. Теперь уже могу сказать, что лучше, т. к. сегодня был у меня экзамен по математике письменной, который прошел удачно, но в общем мне все же не везет, а именно: утром нужно было быть в ПА к 9-ти часам, я конечно вышла в 8 1/2 и что же, испортился трамвай, стала ждать автобуса — нет его, тогда я решила, чтобы не опоздать, сесть на такси, села и что же, отъехав саженей 100, машина остановилась, у нее тоже что-то испортилось…»
И после всего этого ее неожиданно окружают охраной. Может, Иосиф просто боится, что она передумает и все-таки останется в Ленинграде?
Лодка и пароход
ВОЗВРАЩАТЬСЯ в Москву действительно поначалу не входило в ее планы. Она крепко повздорила с мужем и, взяв с собою детей — Василия и Светлану, уехала, а если точнее, сбежала из кремлевской квартиры к родителям, в Ленинград. На вокзале ее встречал отец. Сергей Яковлевич уже знал о ссоре дочери со Сталиным, поэтому банальные вопросы о том, как дела, задавать не стал. Обнял дочку, поцеловал внуков и, взяв вещи, повез москвичей домой, где жена Ольга Евгеньевна уже накрывала на стол. Однако еще на лестничной клетке Надежда услышала телефонную трель. «Он», — вздрогнула она.
— Здравствуйте, Иосиф, — к телефону подошла Ольга Евгеньевна. — Все хорошо, спасибо. Как у вас? Наденька? А-а, вот и она. Сейчас передам ей трубку.
Надежда услышала родной голос. Что бы ни говорили о ней и о Сталине, друг друга они очень любили. Правда, каждый делал это по-своему, вкладывая собственный смысл в слово «любовь». Сталин хотел видеть жену дома, занимающуюся хозяйством. А Надежда Сергеевна, напротив, мечтала быть в гуще событий, посвящать свою жизнь наставлениям кухарке и няне она не собиралась. И все равно, несмотря на постоянные споры и ссоры (причиной которых, например, мог быть ее отказ обращаться к мужу на «ты»), жить друг без друга они не могли.
— Ладно, до свидания, — Надежда положила трубку. Разговор с мужем длился всего несколько минут, но уже по выражению ее глаз родители поняли все — отношения восстановлены.
— Да, мы возвращаемся в Москву, — ответила дочь на их немой вопрос. — Иосиф попросил прощения и сказал, что сам приедет за мной в Ленинград. Но я отговорила его. Приезд Сталина будет слишком дорого стоить государству.
В последний раз
ЧЕРЕЗ минуту снова раздался телефонный звонок. Звонили из Смольного: билеты для Надежды Сергеевны с детьми заказаны на ближайший московский поезд. Машина будет через два часа.
— Тогда давайте быстренько за стол. Я такой пирог испекла. Не забудьте взять кусочек для Иосифа. Я всегда говорила, что он тебя любит. Когда ты была совсем маленькой…
Пока Ольга Евгеньевна в сотый раз пересказывала семейную легенду о том, как 24-летний Сталин, прогуливающийся по бакинской набережной, спас трехлетнюю Надюшу Аллилуеву, поскользнувшуюся и упавшую в воду, Надежда Сергеевна думала о том, что ее ждет в Москве. Что, если опять недомолвки и незаслуженные упреки, молчание мужа, выражавшего таким образом свою обиду на нее, и заискивающие взгляды наркомовских жен? Нет, теперь все будет по-другому. Иосиф так извинялся за свое поведение. Уверял, что это в последний раз.
-…А через пятнадцать лет он взял тебя в жены, — продолжала повествование мать. — У вас была такая скромная свадьба, что многие узнали о ней только через год, когда вы отправились в загс за свидетельством о браке. А сколько смеху было, когда Ленин пытался сосватать за Иосифа свою младшую сестру Марию Ильиничну, а тот ответил, что уже женат, и назвал твое имя. Мы с отцом поначалу боялись, что Ленин станет хуже к тебе относиться. А он, наоборот, помог тебе после «чистки» восстановиться в партии. Надя, ты почему ничего не ешь? На-адя! Что с тобой?
— Со мной? — встрепенулась Надежда. — Со мной все нормально. Так, задумалась. Ты, кажется, хотела отправить Иосифу гостинец. Заверни, пожалуйста, и положи в какую-нибудь сумку, я не хочу открывать чемоданы. Вы с отцом нас проводите?..
P. S. И Надежда с детьми вернулась в Кремль. Но ее мечтам о новой жизни не суждено было сбыться. Светлана Аллилуева так вспоминала о последних днях матери: «Лицо ее замкнуто, гордо, печально. К ней страшно подойти близко, неизвестно, заговорит ли она с тобой. И такая тоска в глазах… такая тоска, что каждому при первом же взгляде этих глаз должно быть понятно, что человек обречен, что человек погибает».
Надежда Сергеевна погибла спустя шесть лет после «последнего» возвращения к мужу. Ей было тридцать два года.





Комментариев нет:

Отправить комментарий